Как праздновали Рождество и Новый год 100 лет назад

Новогодние праздники. Праздничные дни начинались в день Рождества, которое по старому стилю до 1918 года приходилось на 25 декабря, и продолжались вплоть до Крещения 6го января. В эти дни праздновали и Новолетие или, как мы его сегодня называем, Новый год. Все праздничные дни были нерабочими - закрывались фабрики, не работали государственные и учебные заведения. Мастеровые, крестьяне и иногородние студенты стремились уехать на малую родину. Зато в Москву в это время во всем своем множестве и многообразии съезжались гости из других городов и губерний.

 

Почти ежедневно в эти праздничные дни устраивались обильные праздничные застолья с обязательным заливным поросенком, жареным гусем с яблоками и окороком холодной телятины. Во всяком уважающем себя доме на все Святки «ставились столы» и держались целыми днями накрытыми для гостей. Работать по большим праздникам считалось грехом, заниматься рукоделием, каким-либо трудом и даже ходить в баню в эти дни запрещалось.

Рождество и елка. Обычай украшать новогодние праздники ёлкой пришел к нам из Германии и был буквально навязан российским гражданам императором Петром Первым. Мало того, что император перевел страну на новый календарь, по которому должен был наступить 1700 год вместо прежнего 7208 года, он еще и перенес празднование «новолетия» с 01 сентября на 01 января и повелел украшать дома еловыми и можжевеловыми ветвями. Вот тогда в Москве на воротах, крышах трактиров, на улицах и дорогах появились украшения из хвойных деревьев. Но после смерти Петра первого этот обычай благополучно забыли.

В 1817 году будущий император Николай I женился на дочери прусского короля Шарлотте, которая стала в России Александрой Федоровной. Она скучала по родине, и чтобы ее порадовать, молодой супруг устроил для нее на Рождество первую в России настоящую елку с блестящими украшениями, свечами и развешанными на ветвях сластями и подарками. На Рождество 1828 года уже будучи императрицей Александра Федоровна организовала первый праздник «детской елки» для пяти своих детей и племянниц. Именно тогда по примеру царской семьи стали устанавливать елку на Рождество и в домах высшей московской и петербургской знати.

Детская ёлка. В конце XIX века елка на Рождество превратилась в массовое явление. Зеленую красавицу стали ставить в частных домах, школах, учреждениях, на катках, а в игрушечных лавках вошла в обыкновение предпраздничная торговля елочными игрушками. Ёлку тогда часто украшали редкими тогда и дорогими мандаринами, и завернутыми в яркую бумагу орехами, и конфетами.

Накануне Рождества ёлку устанавливали и украшали тайно от детей. Устанавливали её на столе, покрытом белой скатертью, и украшали сладостями и игрушками. Анастасия Цветаева вспоминала о том, что «взрослые прятали от нас ровно с такой же страстью, с какой мы мечтали ее увидеть». Накануне Рождества вся семья отправлялась в церковь, а когда возвращалась домой, двери большой залы распахивали, дети вбегали в залу, обходили елку кругом и рассматривали развешанные на ней украшения. Внизу лежали подарки, завернутые в цветную бумагу, перевязанные лентами, на них было написано имя ребенка. Дети срывали с нее сладости и игрушки, разрушали, ломали и полностью уничтожали дерево. Так появилось расхожее тогда выражение «грабить, щипать или рушить» елку.

Новый год или Новолетие. В отличие от Рождества Новый год долго считался тихим домашним праздником. На него приглашали родственников, молодежь гадала, иногда плясала и играла, пожилые играли в карты. Ровно в 12 часов ночи заканчивался праздничный ужин, все дружно чокались и желали друг другу Нового года, нового счастья. К концу XIX века появилась традиция заказывать новогодние столы в ресторанах и первоклассных трактирах. Богатые граждане очень любили только что построенный отель «Метрополь», в «Большом Московском» трактире Карзинкина собирались купцы-биржевики, а в ресторанах «Эрмитаж» и «Альпийской розе» собирались на встречу Нового года преимущественно живущие в Москве иностранцы. Газета «Русское слово» 01 января 1910 года писала о встрече Нового года в ресторане «Альпийская роза», где до революции работало кабаре «Богема»: «Ресторан переполнен; там и сям слышится не русская речь. Встречают Новый год весело, но пива льется больше, чем вина. Публика средняя – преобладают пиджаки и скромные блузки дам. Много учащейся молодёжи, славных открытых лиц. Смех, шумный разговор».

Автор статьи: Наталья Леонова

© 2015-2020 / Lada Denize

Мы в соцсетях

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook

Наши партнеры:

Поделиться: